КИРСАН ИЛЮМЖИНОВ НА SEIMAR СHESS TOURNAMENT-2007 
Вторник, 30.05.2017, время в Алматы: 01:43
Меню сайта
Это сокращенный вариант статьи, напечатанной в алматинском журнале STYLE (№3–4 (18–19), 2007 год). При использовании материала ссылка на журнал и гиперссылка на данный веб-сайт обязательны! Вид гиперссылки: Sparkleholding. Адрес в интернете: http://sparkle.ucoz.ru/
Copyright © STYLE

КИРСАН ИЛЮМЖИНОВ НА SEIMAR СHESS TOURNAMENT-2007

В 2007 г. в Казахстане в седьмой раз проведен международный турнир по шахматам среди юниоров. И уже второй раз он поддерживается благотворительным фондом Seimar Social Fund, и поэтому получил название «Seimar Сhess Tournament». Seimar Сhess Tournament-2007 собрал почти сто юниоров от 6 до 20 лет из шести стран – Казахстана, России, Таджикистана, Афганистана, Киргизии, Узбекистана. Он проходил в живописном месте – на горнолыжной базе «Маралсай», близ Алматы. В этом году среди почетных гостей турнира были четырнадцатый чемпион мира по шахматам Александр Халифман (Россия) и президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов. Предлагаем вашему вниманию интервью, взятые нашим корреспондентом у Кирсана Илюмжинова.

– Всем известно, что в Калмыкии шахматы введены в обязательную школьную программу. Скажите, как восприняли это сами ученики? Не было ли возражений?
– В апреле девяносто третьего года, став президентом Калмыкии, одним из первых документов, который я подписал, был указ о развитии шахмат, о государственной поддержке этого вида спорта. Были приняты разные постановления правительства в этой области, и появилась программа «Шахматы в школах». Мы никого не заставляли, и когда готовился указ, многие директора школ переживали, что нет достаточно квалифицированных тренеров. Но в итоге в каждой школе нашелся преподаватель, который когда-то играл в шахматы и мог передать свои навыки. Ведь самая главная задача была популяризация шахмат, и это было не обязательно, а на уровне факультативов: кто хотел – тот преподавал. Но когда директора школ увидели, что через определенное время стала расти успеваемость и падать количество приводов в комиссию по делам несовершеннолетних, то шахматы ввели практически во всех школах. Они не входят в обязательную школьную программу, но факультативом преподаются везде. И практически все дети ходят, занимаются, потому что видят, что их сверстники начинают ездить на международные соревнования за границу. Пошла цепная реакция, и сейчас сто процентов калмыцких детей играют в шахматы.
– И уже есть какие-то достижения?
– Конечно. Десять лет назад среди детей не было даже перворазрядника. А за десять лет уже появились свои международные мастера, международные гроссмейстеры. Санат Сугиров в одиннадцать лет стал чемпионом мира на соревнованиях в Греции среди детей до четырнадцати лет. Байкова – чемпионка России и Европы. И многие за школьные годы выполнили приличные нормативы, став мастерами спорта, имеют высокие рейтинги, ездят по соревнованиям и учатся хорошо, самое главное – все отличники! Сейчас во многих странах мы стараемся рекомендовать правительствам перенять наш опыт. Даже губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер, который сам увлекается шахматами, дал свои рекомендации, и в четырех школах Калифорнии шахматы ввели факультативом. Также есть прецеденты в Испании, Латвии, Литве, на Украине, в России.
– В год проходит огромное количество турниров, и Вы, естественно, не успеваете попасть на все лично. Скажите, каким из них отдаете предпочтение?
– Сейчас в «Маралсае» я оказался на пути из ОАЭ, где мы вели переговоры с руководством страны после открытия официального международного турнира – чемпионата Азии детей до 16 лет. В нем участвовало 300 шахматистов из 28 стран. Он проходит под патронатом шейх-султана ОАЭ аль-Нахаяна. Буквально через неделю будем открывать крупнейший женский международный чемпионат в Баку. В сентябре в Мексике пройдет Чемпионат мира. По пути сделали остановку здесь, потому что не приехать сюда я не мог. Потому что это детский турнир! В год ФИДЕ проводит до 60 тысяч соревнований. Конечно, физически я не могу посетить все, много еще других обязательств. Поэтому я стараюсь присутствовать, с одной стороны, на крупнейших турнирах, а с другой, – в тех местах, где я чувствую «точку роста». И я считаю, что здесь в Средней Азии, в «Маралсае», возможно, создается будущий центр развития шахматного движения в этом регионе, и не только….
– Шахматы в последнее время создали себе репутацию скандального вида деятельности. Скажите, «туалетные войны» во время матчей Крамник-Топалов – это PR-акция или стечение обстоятельств?
– Конечно, заранее это придумано не было. Но в итоге, действительно, переросло в масштабную PR-акцию. Ведь это был матч за звание абсолютного чемпиона мира. Самого умного человека выбирали! И в то же время это был финал тринадцатилетнего противостояния официальной ФИДЕ и турниров, организованных Каспаровым, который четырнадцать лет назад вышел из Ассоциации. И шахматный мир ждал объединения. И вот чемпион мира по версии ФИДЕ Веселин Топалов и Владимир Крамник, считавшийся чемпионом мира по классическим шахматам, решили в Калмыкии сразиться за корону. И тот, и другой подписали контракт, что не будут претендовать на корону чемпиона после поражения.
Сейчас на нашей беседе присутствует журналистов намного больше, чем в начале этих особенных матчей. Ведь все привыкли – турниры и турниры. Мы приглашали ОРТ, Первый канал России, ВВС, CNN – все говорили: «Нет свободных операторских групп!» Но проходит четыре тура, на пятом Владимир Крамник не выходит из своей комнаты в связи с протестом, что туалет закрыли. Получился такой «Туалет-гейт». Я сам в это время был на всемирном экономическом форуме в Сочи. И когда на выставке В.В. Путин подошел к стенду, где я представлял Республику Калмыкия, первым вопросом, который мне задал президент России, был: «Что у вас там два самых умных шахматиста мира один туалет поделить не могут?» Пришлось срочно вылетать в Калмыкию. И сразу же один только первый канал России прислал три операторские группы, ВВС прямое включение сделало. В субботу вечером, в прайм-тайм, прямой эфир: телемост Элиста–Лондон. 426 миллионов (это не ошибка!) посещений на сайте федерации. Все газеты на первых страницах опубликовали репортажи. На следующий день, после того как Крамник не вышел играть, газета «Нью-Йорк Таймс» поместила на первой полосе крупную фотографию: Веселин Топалов один сидит за игровым столом на сцене. И когда я показал Крамнику копию газеты, то он пожалел не о том, что получил техническое поражение, а о том, что не вышел хоть на несколько минут, – попал бы на первую обложку!
«Туалет-гейт» сыграл свою роль, и даже на кухнях стали обсуждать – будут играть или не будут. Иногда такие акции нужны для популяризации и развития направления. Например, матч Фишер–Спасский. Тогда на первую партию в Рейкьявике в 1972 году Фишер не вышел. Сказал: «Мне кресло не нравится. Привезите мое черное кресло из Нью-Йорка!» И пока кресло везли, сразу же закрутились журналисты: кресло привезли – не привезли, выйдет на вторую партию – не выйдет?
Шахматы, с одной стороны, самый популярный вид спорта: полтора миллиарда играет, самый раскрученный, так как про них знают все (в отличие, например, от керлинга). Но о реальной ситуации в профессиональных шахматах знают мало. Значит, нужны какие-то PR-акции, но про туалет мы бы сами не придумали!
– Шахматы были включены в Азиатские игры, которые прошли в Дохе в прошлом году. Считаете ли Вы это первым шагом включения шахмат в Олимпийские игры?
– С 1995 года у нас идет целая программа по включению шахмат в олимпийскую программу. И с Хуаном Антонио Самаранчем, предыдущим президентом Международного олимпийского комитета мы часто обсуждали это. Я всегда напоминал слова древних греков, которые считали, что Олимпийские игры – это сплав ума и силы. И говорил, что сила уже есть, а ум привнесут шахматы. И в 1999 году мы все-таки убедили Генеральную ассамблею Международного олимпийского комитета, и шахматы признали спортом. ФИДЕ с 1999 года – признанная спортивная федерация. В 2000 году на летних играх в Сиднее мы были представлены как выставочный вид спорта. На всех континентальных – азиатских, американских, панамериканских Олимпийских играх шахматы представлены как олимпийский вид спорта. Надеюсь, в самое ближайшее время мы станем полностью олимпийским видом. Впрочем, возникают вопросы: нужно ли это нам, зачем туда идти? Мы и так себя чувствуем неплохо: шахматы – это и наука, и спорт. Но для национальных шахматных федераций, если шахматы будут признаны олимпийским видом спорта, финансирование увеличивается в несколько раз. Так что здесь чисто меркантильный интерес.
– А Вы предполагаете попасть в зимние или летние игры?
– Я чиновникам говорю, что мы летом можем играть на улице, а зимой – у камина. Так что для нас разницы нет. Главное, чтобы нас в олимпийскую семью приняли.
– Недавняя шутка в КВН: «2010 год. Каспаров проигрывает своему мобильнику». А как Вы относитесь к соперничеству человеческого ума с компьютерным? Как продвинулась компьютерная шахматная техника за последнее время?
– Сильно продвинулась. Меня самого не просто интересует этот вопрос: ведь я не только поддерживаю, но и финансирую такие проекты. Три года назад, в январе, мы были главными спонсорами матча Каспаров против программы «Дип джуниор» в Нью-Йорке. И это не только вопрос шахматистов, это важно всему человечеству: если машина будет обыгрывать, не попадет ли человечество – живой белковый организм – в рабство к электронике? Соперничать с машиной очень сложно. В ноябре месяце Владимир Крамник программе «Дип фриц» 2:4 проиграл. Программа в секунду считает 10 млн. комбинаций. Специалисты, которые составляют программы, говорят, что им самим уже страшно. Почему шахматисты все же выигрывают? В Нью-Йорке во второй партии Каспаров сделал сумасшедший ход, компьютер задумался на 15-20 минут. Он в секунду миллионы комбинаций считает, а долго не мог сделать ход! Я, как президент ФИДЕ, и главный арбитр имели право зайти в комнату, где находился компьютер. И мне просто как человеку стало очень любопытно. Мы открыли комнату: стоит ящик и буквально дымится, настолько нелогичный ход сделал гроссмейстер! Но сейчас программы находятся на таком уровне, что сами могут делать нелогичные, чисто человеческие ходы, словно основанные на эмоциях. И если машины когда-нибудь действительно смогут действовать на эмоциях, мы можем попасть в рабство машинам. Но с другой стороны, нужно двигаться вперед, потому что в этом прогресс человечества. Мы это поддерживаем и практически все турниры с компьютерами идут под эгидой ФИДЕ.
– Некоторое время назад появилась информация о том, что по всему миру будут строиться шахматные центры с гостиницами в виде шахматных фигур, и что уже многие страны выделяют под это территории. Причем особенно большим будет комплекс в ОАЭ. Как продвигается этот проект?
– Да, это большой амбициозный проект, который уже начал осуществляться. Причем, мы планируем строить шахматные центры не только в столицах, но и городах-миллионерах. В России, например, уже выделены земли в центре Екатеринбурга, в Ростове, Нижнем Новгороде. Английское архитектурное бюро делает типовые проекты, в которые будут входить центр, гостиница, другие здания. Со стороны они будут выглядеть как разные шахматные фигуры и, безусловно, будут не только функционировать по назначению, но и украшать города.
Буквально вчера я вел переговоры в ОАЭ. Правительство этой страны выделяет огромную площадь не берегу Персидского залива, и там мы будем строить огромный шахматный город. На 54 гектарах будут возведены 32 гостиницы в виде шахматных фигур: 16 белых и 16 черных. Пешки – сорокачетырехэтажные трехзвездочные отели, слоны и ферзи – шестидесятичетырехэтажные,пятизвездочные. Король, королева и ферзь – семизвездочные отели. Очень красивый комплекс получится! Посетив Казахстан, я увидел, что шахматы получают здесь всестороннюю поддержку, и уверен, что такие комплексы украсят и Алматы с Астаной. А главное, у вас будет много своих великих чемпионов в шахматах!


Copyright © 2008, А. Назаров
Сайт создан в системе uCoz
Форма входа

Поиск